среда, 4 ноября 2020 г.

 

Специальный корреспондент Степан Петров:

журналистика России должна быть независимой



Журналистика России должна быть независимой и свободной.   

Прежде всего, от полицейского произвола, преследования и запретов.

В связи с этим мною разработаны конкретные предложения по корректировке законодательства.

Надеюсь, что журналистское сообщество и гражданское общество поддержит их.

 

Предложения нацелены на устранение пробелов и недостатков законов, которые позволяют:

-полицейским проводить произвольные незаконные задержания журналистов во время проведения массовых мероприятий;

-коррумпированным чиновникам, правоохранителям и судьям незаконно преследовать журналистов за их расследования и критику, в том числе путем фальсификации уголовных дел;

-судьям незаконно запрещать журналистов вести фото- и видеосъемку открытых судебных процессов.

 

Эти негативные моменты только усиливают произвол и беззаконие в России, формируют у коррупционеров чувство вседозволенности и безнаказанности.

Значительно снижается информационная открытость и освещенность актуальных событий.

Произвольные задержания журналистов, преследование журналистов за их расследования и критику, запрет журналистам вести фото- и видеосъемку открытых судебных процессов является прямым подавлением гражданских прав и свобод, прежде всего, права на доступ к информации.

Таким образом нарушаются права не только журналистов, но и граждан России.

Люди имеют право знать правду о происходящем на митингах, коррупции и судебных делах.   

Однако, некоторые заинтересованные лица, злоупотребляя служебными полномочиями,  мешают этому.  

Это недопустимо в демократическом государстве и устанавливает  диктатуру и авторитаризм. 

Это становится инструментом запугивания общества, когда власть имущие открыто показывают, что незаконному преследованию и ограничению прав могут быть подвергнуты журналисты, большинство из которых являются людьми с активной гражданской позицией.

И чья деятельность направлена на защиту интересов всего общества. Они объективно информируют общество о происходящем, формируют общественное мнение и  взывают окружающих к чувствам ответственности и сопричастности.

Журналисты являются локомотивом гражданского общества в своем стремлении обеспечить соблюдение гражданских прав и свобод, внося свой посильный вклад в формирование демократического правового государства.

Они освещают актуальные проблемы общества и государства. После предания гласности к решению проблем могут быть подключены правозащитники и юристы, общественные организации.

Без журналистов:

-с одной стороны, общество не узнало бы  о позитивных результатах  деятельности правозащитников, юристов, гражданских активистов по защите гражданских прав и решению актуальных проблем;

-с другой стороны, правозащитники, юристы, гражданские активисты не могли бы ознакомиться с наиболее острыми проблемами, что может сподвигнуть их к переориентации своей деятельности на их решение.

Таким образом, журналисты обеспечивают функционирование механизма гражданского контроля за властью.  

Поэтому необходимо уделить особое внимание нарушениям прав журналистов, выступающих в роли проводников интересов населения по многим вопросам и в различных сферах жизни.

 

В случае реализации предложений произойдут следующие позитивные сдвиги:

-полицейские не смогут произвольно и незаконно задерживать журналистов во время проведения массовых мероприятий;

-появится возможность для привлечения к уголовной    ответственности коррумпированных чиновников, правоохранителей и судей, незаконно преследующих журналистов за их расследования и критику;

-журналисты смогут вести фото- и видеосъемку открытых судебных процессов.

 

В таком случае граждане России получат доступ к объективной информации:

- о том, что происходит на улицах, о чем говорят люди и что их волнует;

- о многочисленных коррупционных делах чиновников, правоохранителей и судей;

- о ходе резонансных и общественно значимых судебных дел. 

 

В целях выработки предложений по решению описанных проблем

наша организация провела антикоррупционные экспертизы в отношении:

-Федерального закона №3-ФЗ от 07.02.2011г. "О полиции", Устава патрульно-постовой службы полиции, утвержденного приказом МВД РФ №80 от 29.01.2008г.;

-статьи 144 Уголовного кодекса РФ;

-Федерального закона "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" № 46-ФЗ  от 28.03.2017г.

С экспертизами можно ознакомиться ниже. 

 

5 ноября 2020 года

Степан Петров,

Руководитель Общественной организации «Якутия - Наше Мнение» 

 

сайт http://yakutian.org

блог http://stepanpetrov.blogspot.ru

электронная почта post@yakutian.org

тел. 8-914-224-24-11


* * * * *

Заключение

по результатам независимой антикоррупционной экспертизы

Федерального закона №3-ФЗ от 07.02.2011г. "О полиции",

Устава патрульно-постовой службы полиции, утвержденного приказом МВД РФ №80 от 29.01.2008г.

 

Общественная организация по мониторингу социально-экономической ситуации и информированию населения "Якутия - Наше Мнение", аккредитованная распоряжением Минюста России №2284 от 11.12.2015г. в качестве независимого эксперта, уполномоченного на проведение независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов.

В соответствии с частью 1 статьи 5 Федерального закона от 17 июля 2009 г. № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» и пунктом 4 Правил проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденных постановлением Правительства РФ от 26 февраля 2010 г. № 96 «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов»,

проведена антикоррупционная экспертиза в отношении Федерального закона №3-ФЗ от 07.02.2011г. "О полиции", Устава патрульно-постовой службы полиции, утвержденного приказом МВД РФ №80 от 29.01.2008г.

 

В Федеральном законе №3-ФЗ от 07.02.2011г. "О полиции", Уставе патрульно-постовой службы полиции, утвержденного приказом МВД РФ №80 от 29.01.2008г.

выявлены следующие коррупциогенные факторы, входящие в Постановление Правительства РФ №96 от 26.02.2010г.:  

Отсутствие или неполнота административных процедур - отсутствие порядка совершения государственными органами, органами местного самоуправления или организациями (их должностными лицами) определенных действий либо одного из элементов такого порядка;

Широта дискреционных полномочий - отсутствие или неопределенность сроков, условий или оснований принятия решения, наличие дублирующих полномочий государственного органа, органа местного самоуправления или организации (их должностных лиц).

 

Коррупциогенные факторы «Отсутствие или неполнота административных процедур», «Широта дискреционных полномочий» проявляются:

в виде отсутствия нормы о достаточности демонстрации журналистами пресс-карты для подтверждения их статуса,

в результате чего это приводит к многочисленным нарушениям прав журналистов при работе на массовых публичных мероприятиях, когда они могут подвергнуться произвольным и незаконным задержаниям, им могут быть нанесены побои и применено чрезмерное физическое насилие.

 

В целях устранения выявленных коррупциогенных факторов необходимо принять следующие меры.

 

1. В целях устранения выявленных коррупциогенных факторов, а также в целях исключения нарушений прав журналистов при работе на массовых публичных мероприятиях,

когда они могут подвергнуться произвольным и незаконным задержаниям, им могут быть нанесены побои и применено чрезмерное физическое насилие,  

необходимо внести изменения в :

-статью 8 «Открытость и публичность» Федерального закона №3-ФЗ от 07.02.2011г. "О полиции", 

-раздел «Обращение сотрудников подразделений ППСП с гражданами» Устава патрульно-постовой службы полиции, 

путем дополнения следующим текстом:

«Журналистам для подтверждения своего профессионального статуса достаточно предъявления пресс-карты, редакционного удостоверения или иного документа, удостоверяющего личность и полномочия журналиста.

Журналисты имеют право посещать места массовых скоплений граждан и присутствовать на митингах и демонстрациях.

Во время проведения массовых мероприятий не допускается произвольно и безосновательно задерживать журналистов, применять к ним физическую силу и специальные средства при условии демонстрации или предъявления пресс-карты или   редакционного удостоверения или иного документа, удостоверяющего личность и полномочия журналиста».

 

2. Необходимо:

внести соответствующие изменения в ведомственные правовые акты МВД РФ, регламентирующие порядок действий личного состава при проведении массовых мероприятий, в том числе: 

-Приказ МВД России от 25.11.2019г. № 879 «Об утверждении Наставления об организации в органах внутренних дел Российской Федерации деятельности по обеспечению правопорядка на улицах и в иных общественных местах»;

-Приказ  МВД России от 05.10.2013 № 825дсп "О совершенствовании организации комплексного использования сил и средств ОВД РФ по обеспечению правопорядка на улицах и в иных общественных местах".

Приложение

Обоснование  предложенных рекомендаций 

 

Приложение

Обоснование  предложенных рекомендаций

 Содержание

1. Примеры незаконных задержаний журналистов при работе на публичных мероприятиях (по материалам доклада Профсоюза журналистов и работников СМИ)

1.1. Выдержки из главы «Задержания при работе на публичных мероприятиях»

1.2. Выдержки из главы «Сводный перечень известных нам задержаний журналистов при работе на публичных мероприятиях в 2017 году»

2. Обоснование необходимости введения нормы о достаточности демонстрации журналистами пресс-карты для подтверждения их статуса в целях недопущения произвольных и незаконных задержаний журналистов во время проведения массовых публичных мероприятий, нанесения журналистам побоев и применения чрезмерного физического насилия 

 

1. Примеры незаконных задержаний журналистов

при работе на публичных мероприятиях

 

При составлении раздела использован Обзорный доклад по нарушениям прав журналистов со стороны государства в 2017 году, разработанный Профсоюзом журналистов и работников СМИ (источник: https://profjur.org/report2017).  

 

1.1. Выдержки из главы

«Задержания при работе на публичных мероприятиях»

 

Случаи незаконных задержаний Давида Френкеля, члена Профсоюза журналистов

Давид Френкель - российский журналист-фоторепортер, который регулярно снимает митинги оппозиции (как согласованные, так и нет), и столь же регулярно задерживается полицией несмотря на пресс-карту и редакционные задания. В этом докладе приведены случаи его задержаний только за 2017 год.

26 марта 2017 года на митинге сторонников Навального во время задержаний у Московского вокзала Давид Френкель стоял к полицейским спиной и снимал, как митингующих заносят в автозаки. Полицейские взяли его под руки со спины и затащили внутрь оцепления. Пресс-карта «Медиазоны» была у Френкеля в руках, однако на ее демонстрацию полицейские отреагировали агрессивно, выпускать из оцепления отказались, нецензурно ругались, при попытке сфотографировать сотрудников один из них ударил дубинкой по камере. Из оцепления Френкеля понесли в полицейскую машину, по дороге он кричал, что является журналистом и показывал пресс-карту. В ответ на это сотрудники полиции несколько раз ударили его по ногам и в пах, а чтобы он зашел в полицейскую машину выкрутили ему ухо. Лишь после того как другие журналисты обратились к полицейскому начальству, его отпустили.

12 мая прошла встреча с начальником пресс-службы ГУМВД по Санкт-Петербургу Вячеславом Степченко и начальником управления организации общественного порядка полковником Алексеем Смяцким, посвященная участившимся задержаниям журналистов (прошла после жестких задержаний 29 апреля, во время которых пострадал фотограф Фонтанки). На встрече полицейское руководство обвинило журналистов в провокациях и потребовало, чтобы журналисты имели на массовых акциях заметные опознавательные знаки. При этом они заявили, что пресс-карты заметными не являются; было предложено ввести опознавательные рукава. Также журналистам было сказано, что они не должны сопротивляться задержаниям. Было обещано, что представители пресс-службы будут проверять автобусы с задержанными и отпускать журналистов. Профсоюз журналистов считает такой метод работы полиции нарушающим права журналистов и ограничивающим возможности их профессиональной деятельности. Такая неформальная практика потенциально может привести к произвольным задержаниям отдельных неугодных журналистов. Однако договоренность даже о таком порядке подтверждения статуса журналиста была сорвана полицией.

12 июня на акции на Марсовом поле Френкель был задержан, при этом пресс-карта была у него на шее и хорошо заметна. Однако полицейские, ознакомившись с ней, понесли его в автозак. Он не сопротивлялся задержанию, однако несмотря на договоренности, начальник пресс-службы ГУМВД Степченко и его зам лично санкционировали доставление Френкеля в отдел. В автобусе сотрудники полиции сказали Френкелю, что его статус будут проверять в отделе после доставления, но после его бурного возмущения рядовые полицейские выпустили его из автобуса на некотором расстоянии от Марсового поля.

7 октября появились предложенные на встрече с полицией номерные рукава с надписью «Пресса». Тем не менее, во время задержаний на Литейном полицейский активно препятствовал все тому же Френкелю снимать жесткое задержание, а затем потащил его в полицейскую машину. Демонстрация пресс-карты и рукава "Пресса" не возымела никакого эффекта. Сотрудник полиции бросил Френкеля на пол машины. На его активные заявления, что он журналист, и демонстрацию рукава, полицейские стали наносить удары дубинками по ногам и камере, затем вывели Френкеля из машины и отвели в автобус, из которого через 10 минут он был выпущен человеком, представившимся "представителем пресс-службы Росгвардии". Заместитель начальника пресс-службы ГУМВД после этого заявил, что Френкель был задержан за нецензурную брань, а выпускать его не следовало.

27 октября на обращение Профсоюза журналистов в МВД по факту незаконного задержания 12 июня сотрудников СМИ Давида Френкеля и Дениса Тарасова на публичной акции на Марсовом поле замначальника полиции Петербурга по охране общественного порядка Виктор Подколзин ответил: действия сотрудников МВД были законны, потому что «граждане» якобы использовали удостоверения журналистов для «избежания ответственности за нарушение законодательства». В официальном ответе МВД Давид Френкель и Денис Тарасов нигде не называются журналистами.

По версии полиции, причина задержания состоит в том, что Френкель и Тарасов якобы активно выкрикивали лозунги и не собирались расходиться после предупреждения о незаконности акции. Уже в отделении полиции с «гражданами» «была проведена профилактическая беседа, в части недопустимости участия, в несогласованных публичных мероприятиях, используя удостоверения и редакционные задания журналистов», пишет представитель МВД (орфография и пунктуация оригинала сохранена). При этом, как уже было сказано выше, Френкель 12 июня был отпущен из автозака; в отдел он не доставлялся, никакой профилактической беседы с ним не проводилось.

Подобные объяснения МВД в официальном ответе не только ставят под сомнение добросовестность сотрудников полиции, но также позволяют нарушать закон о СМИ и в дальнейшем - в этом ответе, который может стать опорой для формирования правоприменительной нормы, утверждается правомерность проведения профилактической беседы о том, что и так не является правонарушением.

Профсоюз журналистов также считает недопустимыми и неправовыми требования МВД о ношении специальных опознавательных знаков (рукава "Пресса", жилетки и так далее) на массовых мероприятиях. По требованию закона «О средствах массовой информации» от 27.12.1991 № 2124-1 для подтверждения своего профессионального статуса журналист обязан "предъявлять свое редакционное удостоверение или иной документ, удостоверяющий личность и полномочия журналиста". В качестве альтернативного ("иного") документа в российских СМИ исторически сложилась практика предоставления редакцией журналисту специальной пресс-карты - из-за удобства ее ношения на груди и легкости изготовления для внештатных сотрудников (фрилансеров). Этот документ должен быть достаточными для подтверждения профессионального статуса журналиста, в том числе на публичных акциях. Хотя международные организации защиты прав журналистов действительно рекомендуют носить заметные опознавательные знаки, они предлагают принимать решение самим журналистам, оценив в каждом конкретном случае плюсы и возможные риски подобной явной самоидентификации. Ношение опознавательного знака - это право, которое нельзя превращать в обязанность, так как в некоторых случаях журналистам необходимо оставаться незаметными.

 

1.2. Выдержки из главы «Сводный перечень известных нам

задержаний журналистов при работе на публичных

мероприятиях в 2017 году»

 

26 марта 2017 года в Москве были задержаны и оставались в течение нескольких часов в полицейском участке Александр Плющев (Эхо Москвы), Петр Верзилов (Mediazona), Петр Пархоменко (Коммерсантъ-FM), Тимофей Дзядко (РБК), Софико Арфиджанова (Открытая Россия) и американский журналист Алек Лун (Alec Luhn, The Guardian). Двое последних были затем обвинены в участии в несанкционированном митинге.

Алека Луна обвинили в правонарушении по статье 19.3 КоАП РФ; мы не знаем, чем могло бы закончиться это разбирательство, если бы его адвокат Илья Новиков не воспользовался формальным несоответствием закону действий сотрудников полиции во время задержания: иностранцу Луну не был предоставлен переводчик.

Защитник Софико Арифджановой, обвиненной в правонарушении по ст. 19.3 КоАП, сумел добиться, чтобы суд первой инстанции признал, что она занималась исполнением своих обязанностей журналиста. При этом суд все равно посчитал, что она могла "не подчиниться законному распоряжению сотрудника полиции". Мосгорсуд оставил в силе решение суда первой инстанции, несмотря на то, что ключевой свидетель (полицейский) не явился. Арифджанова намерена обращаться в Верховный суд.

В тот же день, 26 марта, в Санкт-Петербурге были задержаны Сергей Сатановский («Новая Газета»), Надежда Зайцева («Ведомости»), Роман Пименов («Interpress») и независимый журналист Артем Александров. В Махачкале были задержаны Сергей Расулов («Коммерсантъ»), Фаина Качабекова («Кавказская Политика») и Владимир Севриновский («Это Кавказ»).

Помимо них были задержаны журналистки махачкалинского "Черновика" Саида Вагапова и Бариат Идрисова. Сейчас они судятся с полицией, заявляя, что их задержание было незаконным.

В Саратове был задержан Александр Никишин («Открытый Канал»), на следующий день он был приговорен к административному аресту на четверо суток за «неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции».

В Петрозаводске во время акции избили корреспондента местного издания "Черника" Алексея Владимирова, который в этот момент снимал задержания. Карельский Союз журналистов потребовал найти и наказать виновного, но прокуратура спустила дело на тормозах, хотя коллеги Алексея Владимирова утверждают, что личность полицейского была прокуратурой установлена сразу.

12 июня 2017 года в Москве корреспондент СМИ «Позиция» Ян Кателевский, имея на руках пресс-карту, снимал происходящее на видеокамеру. При съемке одного из задержаний человек в форме неоднократно нанес удары журналисту по спине и чуть не выбил камеру из рук. Затем полицейские потащили журналиста к автозаку, рядом с которым стали избивать дубинкой, ногами и руками, сорвали с груди пресс-карту, bluetooth-гарнитуру, выключили нательную камеру журналиста. Имеется почти полная видеозапись задержания.

В тот же день в Москве журналист СМИ «Открытые Медиа» и член Профсоюза Никита Сафронов, имея на руках пресс-карту, освещал массовые мероприятия рядом с Пушкинской площадью в Москве. Во время исполнения должностных обязанностей он был помещен полицией в автозак и доставлен в ОВД, где находился до 21 часа того дня, а затем был отпущен без составления протокола. По требованию журналиста сотрудниками отделения ему была выдана копия рапорта. После задержания Сафронов писал жалобы в ГУ МВД Москвы и Генпрокуратуру. От МВД поступил ответ о том, что нарушений выявлено не было, кроме времени содержания в ОВД; от Прокуратуры запрос был перенаправлен в МВД. Имеется видеозапись задержания.

В тот же день в Москве фотокорреспондент СМИ «Медуза» Евгений Фельдман, имея на руках пресс-карту, снимал массовые мероприятие на углу Тверского бульвара и ул. Тверской. Во время исполнения должностных обязанностей был помещен полицией в автозак и отпущен через 10 минут.

В тот же день в Петербурге фотокорреспондент СМИ «Общественный контроль» Денис Тарасов, имея на руках редакционное удостоверение и снимая массовую акцию, был помещён полицией в автозак и отвезен на угол ул. Миллионной, из которого был отпущен через 10-15 минут.

5 ноября 2017 года в ходе освещения несанкционированной акции на Пушкинской площади был задержан корреспондент "Эхо Москвы" Андрей Ежов. После доставления в отделение полиции отпущен без составления протокола.

В тот же день корреспондент «Sota.vision» Ирина Яценко была задержана несмотря на демонстрацию пресс-карты, после чего доставлена в отделение полиции, где она провела около 12 часов. Также отпущена без протокола.

В тот же день корреспондент газет "Рабочая демократия" и "Новая альтернатива" Ольга Сапронова также была доставлена в отделение. Ей предъявлено обвинение по статье 19.3 КоАП (неповиновение законным требованиям сотрудника).

7 октября 2017 года, по похожим сценариям на массовых мероприятиях были задержаны журналисты Андрей Лошак (в Краснодаре), Андрей Киселев и Беата Бубенец (Москва, «Радио Свобода»), Соня Гройсман (Москва, «Дождь»), Ростислав Богушевский и Илья Горшков (Москва, «Daily Storm»), Давид Френкель (Петербург, «Медиазона»), Георгий Малец (Москва, «Русский блоггер»), и другие.

Согласно пункту 7 Закона РФ от 27.12.1991 N 2124-1 (ред. от 29.07.2017) «О средствах массовой информации», «Журналист имеет право: посещать специально охраняемые места стихийных бедствий, аварий и катастроф, массовых беспорядков и массовых скоплений граждан, а также местности, в которых объявлено чрезвычайное положение; присутствовать на митингах и демонстрациях».

Профсоюз настаивает на проведении переговоров с руководством МВД о необходимости подробного и четкого инструктажа личного состава о правах журналистов и достаточности демонстрации пресс-карты для подтверждения их статуса.

Мы также считаем необходимым создание контактной/рабочей группы для предотвращения эксцессов правоприменителя.

 

2. Обоснование необходимости введения нормы о достаточности

демонстрации журналистами пресс-карты для подтверждения их статуса

в целях недопущения произвольных и незаконных задержаний журналистов во время проведения массовых публичных мероприятий, нанесения журналистам

 побоев и применения чрезмерного физического насилия

 

Представленные в докладе предложения отдельных представителей МВД о ношении журналистами специальных опознавательных знаков (рукава "Пресса", жилетки и т.д.)  на массовых публичных мероприятиях являются незаконными  и не имеют правовой основы.

Согласно Федерального закона №2124-1 "О средствах массовой информации" от 27.12.1991г.:

- Статья 47

Журналист имеет право:

7) посещать специально охраняемые места стихийных бедствий, аварий и катастроф, массовых беспорядков и массовых скоплений граждан, а также местности, в которых объявлено чрезвычайное положение; присутствовать на митингах и демонстрациях.

- Статья 49

Журналист обязан:

9) предъявлять при осуществлении профессиональной деятельности по первому требованию редакционное удостоверение или иной документ, удостоверяющий личность и полномочия журналиста.

 

По сложившейся практике для идентификации на массовых публичных мероприятиях журналисты России ограничиваются ношением пресс-карты, которую можно носить на груди и которая хорошо видна окружающим, тем более сотрудникам полиции.

Вкупе с предъявлением редакционного удостоверения (при необходимости) это является достаточным для подтверждения профессионального статуса журналиста.

Ношение заметных опознавательных знаков (жилеты "Пресса" и т.д.) является лишь рекомендацией и правом, но не обязанностью, установленной  законом.

Это может быть обоснованно и необходимо при работе в условиях боевых действий и вооруженных столкновений, когда стороны оповещены и проинструктированы о неприменении оружия в отношении журналистов.

Но в конечном итоге принятие решения о ношении заметных опознавательных знаков остается за самим журналистом.

 

Федеральный закон №3-ФЗ от 07.02.2011г. "О полиции" содержит статью 8 «Открытость и публичность», в которой регламентируется взаимодействие с журналистами и СМИ. В данной статье установлено, что деятельность полиции является открытой для общества.

В разделе «Обращение сотрудников подразделений ППСП с гражданами» Устава патрульно-постовой службы полиции (пункты 226-241) описан общий порядок  обращения с гражданами, в том числе с различными категориями, например, иностранными гражданами. 

Существуют также отдельные правовые акты, регламентирующие порядок действий личного состава при проведении массовых мероприятий, например:

-Приказ МВД России от 25.11.2019г. № 879 «Об утверждении Наставления об организации в органах внутренних дел Российской Федерации деятельности по обеспечению правопорядка на улицах и в иных общественных местах»;

-Приказ  МВД России от 05.10.2013 № 825дсп "О совершенствовании организации комплексного использования сил и средств ОВД РФ по обеспечению правопорядка на улицах и в иных общественных местах".

 

На основании вышеизложенного в целях исключения нарушений прав журналистов при работе на массовых публичных мероприятиях,

когда они могут подвергнуться произвольным и незаконным задержаниям, им могут быть нанесены побои и применено чрезмерное физическое насилие,  

необходимо внести изменения в:

-статью 8 «Открытость и публичность» Федерального закона №3-ФЗ от 07.02.2011г. "О полиции",  

-раздел «Обращение сотрудников подразделений ППСП с гражданами» Устава патрульно-постовой службы полиции,

путем дополнения следующим текстом:

«Журналистам для подтверждения своего профессионального статуса достаточно предъявления пресс-карты, редакционного удостоверения или иного документа, удостоверяющего личность и полномочия журналиста.

Журналисты имеют право посещать места массовых скоплений граждан и присутствовать на митингах и демонстрациях.

Во время проведения массовых мероприятий не допускается произвольно и безосновательно задерживать журналистов, применять к ним физическую силу и специальные средства при условии демонстрации или предъявления пресс-карты или  редакционного удостоверения или иного документа, удостоверяющего личность и полномочия журналиста».


* * * * *


Заключение

по результатам независимой антикоррупционной экспертизы

статьи 144 Уголовного кодекса РФ «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов»

 

Общественная организация по мониторингу социально-экономической ситуации и информированию населения "Якутия - Наше Мнение", аккредитованная распоряжением Минюста России №2284 от 11.12.2015г. в качестве независимого эксперта, уполномоченного на проведение независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов.

В соответствии с частью 1 статьи 5 Федерального закона от 17 июля 2009 г. № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» и пунктом 4 Правил проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденных постановлением Правительства РФ от 26 февраля 2010 г. № 96 «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов»,

проведена антикоррупционная экспертиза в отношении статьи 144 Уголовного кодекса РФ.

 

В статье 144 Уголовного кодекса РФ выявлены следующие коррупциогенные факторы, входящие в Постановление Правительства РФ №96 от 26.02.2010г.:  

Отсутствие или неполнота административных процедур - отсутствие порядка совершения государственными органами, органами местного самоуправления или организациями (их должностными лицами) определенных действий либо одного из элементов такого порядка;

Широта дискреционных полномочий - отсутствие или неопределенность сроков, условий или оснований принятия решения, наличие дублирующих полномочий государственного органа, органа местного самоуправления или организации (их должностных лиц).

 

Коррупциогенные факторы «Отсутствие или неполнота административных процедур», «Широта дискреционных полномочий» проявляются:

в виде отсутствия нормы об ответственности за незаконное возбуждение уголовного дела в отношении журналиста, ведущего расследование коррупционных правонарушений или критикующего деятельность должностных лиц,  

в результате чего это приводит к воспрепятствованию законной профессиональной деятельности журналистов.

 

В целях устранения выявленных коррупциогенных факторов и исключения незаконного уголовного преследования журналистов,

необходимо:

- внести изменения в статью 144 Уголовного кодекса РФ

путем замены текста

«3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, соединенные с насилием над журналистом или его близкими либо с повреждением или уничтожением их имущества, а равно с угрозой применения такого насилия, -»

на следующий текст:

«3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, соединенные с насилием над журналистом или его близкими либо с повреждением или уничтожением их имущества либо с незаконным  возбуждением уголовного дела в отношении журналиста или его близких, а равно с угрозой применения такого насилия, -».

Приложение

Обоснование  предложенных рекомендаций 

Приложение

 Обоснование  предложенных рекомендаций

 Содержание

1. Примеры преследования журналистов-расследователей (по материалам доклада Профсоюза журналистов и работников СМИ)

2. Обоснование необходимости введения нормы об ответственности за  воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов путем незаконного возбуждения уголовного дела в отношении журналиста, ведущего расследование коррупционных правонарушений или критикующего деятельность должностных лиц

 

1. Примеры преследования журналистов-расследователей

 

При составлении раздела использован Обзорный доклад по нарушениям прав журналистов со стороны государства в 2017 году, разработанный Профсоюзом журналистов и работников СМИ (источник: https://profjur.org/report2017). 

 

Выдержки из главы

«Преследования журналистов-расследователей»

 

Игорь Рудников, "Новые колёса" (Калининград)

1 ноября 2017 года был задержан, а 3 ноября заключен под арест главный редактор независимой калининградской газеты "Новые колёса" и местный депутат Игорь Рудников. Завоевавший репутацию своими расследованиями, которые за последние годы стоили ему неоднократных преследований и двух покушений на жизнь, в этот раз журналист был обвинен в вымогательстве.

Источником обвинений стал глава местного Следственного комитета генерал Виктор Леденев. В своих публикациях Рудников показал, что Леденеву принадлежит незадекларированная недвижимость стоимостью около 4 млн долларов, что не соответствует уровню его легальных доходов. Согласно утверждениям Леденева в материалах дела, заведенного по статье 163 УК, Рудников требовал заплатить ему 50 000 долларов, чтобы прекратить публикации на эту тему.

Фактически, никаких прямых доказательств вины Рудникова не существует. По словам адвокатов Рудникова, дело составлено с таким количеством фактических и процессуальных ошибок, что если бы оно не имело политической окраски, у следствия не было бы шансов на то, что суд примет его к рассмотрению. По сути, обвинения строятся лишь на утверждениях Виктора Леденева о том, что он подвергался шантажу со стороны Рудникова. При этом Леденев никогда не пытался и не пытается опровергнуть данные, опубликованные Рудниковым, ни в суде, ни другим образом.

Обвинение журналистов в вымогательстве не является оригинальным. Согласно данным Фонда защиты гласности он, с различными вариациями, активно применяется властью в российских регионах при активном участии ФСБ в организации провокаций, которые являются ключевым элементом каждого из подобных дел. В случае с делом Рудникова провокация является единственным элементом на котором построено все дело: он был задержан 1 ноября после того, как сотруднице его издания была вручена папка с документами, внутри которой находились якобы вымогаемые Рудниковым деньги. При этом, как следует из материалов дела, согласие на участие в "оперативном эксперименте" генерал Леденев дал еще 18 сентября; как минимум с этого времени все их разговоры, как личные, так и по телефону, должны были записываться. Игорь Рудников действительно запрашивал у Леденева документы, при этом всегда стараясь упоминать, какие именно. Журналист и его адвокат однозначно отвергают обвинение, прямо называя его политически мотивированным. Сейчас Игорю Рудникову грозит до 10 лет заключения.

Александр Соколов, РБК

10 августа 2017 года Тверской районный суд Москвы назначил журналисту РБК, нашему коллеге Александру Соколову наказание в виде трех лет и шести месяцев колонии общего режима. Сейчас приговор находится на стадии обжалования.

Соколова арестовали за участие в запрещенной организации, выступавшей за проведение референдума. Соколову и его соратникам – бывшему редактору газеты «Дуэль» Юрию Мухину, Валерию Парфенову и Кириллу Барабашу – предъявлены обвинения по статье 282.2 УК РФ (организация деятельности экстремистской организации).

Они якобы продолжили деятельность запрещенной судом в 2010 году «Армии воли народа» и пропагандировали идею проведения референдума «За ответственную власть» (ИГПР «Зов»). За время слушаний в суде практически не говорили о роли Соколова в уголовном деле. Ему вменяется лишь то, что он администрировал сайт организации, через которые распространялись экстремистские материалы. Следователи считают, что так Соколов продолжил участие в деятельности запрещенного движения «Армия воли народа». При этом суд отказался рассматривать аргументы защиты о том, что сайт не признавался экстремистским и никогда как таковой не блокировался, а Соколов лишь зарегистрировал его, но не занимался его поддержкой (сайт продолжал и продолжает обновляться все то время, что Соколов находится под стражей).

Соколов находился под арестом с 29 июля 2015 года. Он неоднократно подавал жалобы на незаконное содержание под стражей, которое продлилось более двух лет с грубым нарушением 109 статьи УПК (определяет, что более года под арестом можно содержать только обвиняемых по особо тяжким статьям).

Сам Соколов уверен, что его преследуют за журналистскую и исследовательскую деятельность. На допросе он рассказал, что проводившие у него первый обыск оперативники «дали прямо понять, что мотивами этих действий является его диссертационное исследование коррупционных потерь государства» при реализации проектов госкорпораций «Роснано», «Ростех», «Олимпстрой» и «Росатом». А за несколько недель до ареста Соколов опубликовал расследование о потерях госбюджета при строительстве космодрома «Восточный».

Результаты его расследований были переданы в Счетную палату и Федеральную антимонопольную службу. На пресс-конференции Владимир Путин поблагодарил журналиста РБК за его расследование и пообещал разобраться в ситуации. Однако положение нашего коллеги не изменилось.

Свою поддержку Александру высказали более 350 журналистов России, в том числе свою подпись в защиту Соколова поставили такие известные журналисты, как Владимир Познер, Евгения Альбац, Тимур Олевский, Елизавета Осетинская. За Соколова вступались также омбудсмен Татьяна Москалькова и ее предшественница Элла Памфилова, президентский Совет по правам человека (СПЧ) и международная организация «Репортеры без границ». Правозащитный центр "Мемориал" признал Соколова, Мухина, Парфенова и Барабаша политическими заключенными.

21 декабря 2017 года Мосгорсуд оставил в силе приговор Александру Соколову.

Профсоюз журналистов считает, что вынесенное судом решение несправедливо и незаконно, и что Александра Соколова преследуют именно за его профессиональную деятельность. Мы не верим в то, что деятельность нашего коллеги представляет угрозу конституционному строю России, и требуем снять с Александра Соколова все обвинения и немедленно освободить.

 

2. Обоснование необходимости введения нормы об ответственности

за  воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов путем незаконного возбуждения уголовного дела в отношении журналиста, ведущего расследование коррупционных правонарушений или критикующего деятельность должностных лиц

 

В соответствии с законом «О СМИ» журналисту дано право: искать, запрашивать, получать и распространять информацию, получать доступ к документам и материалам, излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях и материалах

Журналист имеет право проводить собственное журналистское расследование.

Журнали́стские рассле́дования (англ. Investigative journalism) — вид журналистики (как деятельности по сбору и интерпретации информации), который характеризует планомерное и, как правило, долговременное исследование предмета публикации, обычно посвящённой преступлениям, политическим скандалам, деятельности тех или иных организаций и лиц и т. п.

Работа журналиста в этом жанре похожа на работу частного детектива, так как основывается на поиске совокупности фактов, которые заинтересованные лица и/или организации скрывают от общества.

Журналистское расследование не регламентировано уголовным законодательством и не является официальным.

Но оно направлено на соблюдение общественных интересов.

Журналистское расследование может быть более эффективным и результативным, чем официальное расследование, проводимое государственными правоохранительными органами

Особенно в случаях, когда дело касается высокопоставленных чиновников,   руководителей правоохранительных органов и судей, так как они обладают значительными возможностями повлиять на ход следствия.

Журналист не имеет полномочий правоохранителей, но не ограничен сроками и процессуальными требованиями, как правоохранители.

На качество  и объективность официального следствия может повлиять давление самих коррупционеров. Часто, ввиду загруженности  следственные работники просто не успевают изучить  все материалы и обстоятельства дела, иногда им не хватает опыта и знаний, что приводит к неудовлетворительным результатам расследования коррупционных дел.

Необходимо отметить, что важные свидетели, обладающие значимой информацией, хорошо осведомлены об уровне коррумпированности самих правоохранительных органов.      

Поэтому они избегают контактов с правоохранителями, обоснованно опасаясь утечки информации и  применения к себе неправовых методов воздействия.

В этих условиях они склонны обращаться к независимым субъектам, которыми могут быть журналисты. 

В результате опытный журналист-расследователь, имея достоверные источники информации, обладая достаточным жизненным опытом и временем, может беспристрастно проанализировать материалы и объективно сделать выводы.

Важным является наличие у журналистов-расследователей  соответствующей мотивации – желания служить интересам общества и государства.

Это присуще практически всем настоящим журналистам-расследователям, так как риски несопоставимы с потенциальной позитивной отдачей (награды, поощрения, известность, повышение по должности, деловые предложения по написанию материалов  и т.д.).

В ходе журналистского расследования журналист подвергается риску физической расправы, инициации незаконного уголовного преследования и другим неправовым мерам  воздействия.

 

Международное право и правоприменительная практика закрепили то, что государственные должностные лица могут быть подвергнуты критике в средствах массовой информации.

Однако, в России журналисты часто подвергаются преследованию за критику деятельности  различных  должностных лиц.

Статьи 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в средствах массовой информации, принятой Комитетом министров Совета Европы 12 февраля 2004 года, и практика Европейского Суда по правам человека устанавливают:

-политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в средствах массовой информации;

-государственные должностные лица могут быть подвергнуты критике в средствах массовой информации в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий.

Однако, в России эти правовые нормы не действуют.

Отношения между государственным чиновниками и обществом находятся на феодальном уровне, когда народ воспринимается в качестве крепостных, находящихся в рабской зависимости от власть предержащих.

В этих условиях российские политики и должностные лица, злоупотребляя полномочиями,  нередко организуют преследование журналистов, в том числе путем незаконного возбуждения уголовных дел. 

 

На основании вышеизложенного в целях исключения незаконного уголовного преследования журналистов,

когда в отношении журналиста, ведущего расследование коррупционных правонарушений или критикующего деятельность должностных лиц, может быть  незаконно  возбуждено  уголовное дело

необходимо:

- внести изменения в статью 144 Уголовного кодекса РФ

путем замены текста

«3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, соединенные с насилием над журналистом или его близкими либо с повреждением или уничтожением их имущества, а равно с угрозой применения такого насилия, -»

на следующий текст:

«3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, соединенные с насилием над журналистом или его близкими либо с повреждением или уничтожением их имущества либо с незаконным  возбуждением уголовного дела в отношении журналиста или его близких, а равно с угрозой применения такого насилия, -».


* * * * *


Заключение

по результатам независимой антикоррупционной экспертизы

Федерального закона "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации"

№ 46-ФЗ  от 28.03.2017г.

 Общественная организация по мониторингу социально-экономической ситуации и информированию населения "Якутия - Наше Мнение", аккредитованная распоряжением Минюста России №2284 от 11.12.2015г. в качестве независимого эксперта, уполномоченного на проведение независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов.

В соответствии с частью 1 статьи 5 Федерального закона от 17 июля 2009 г. № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» и пунктом 4 Правил проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденных постановлением Правительства РФ от 26 февраля 2010 г. № 96 «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов»,

проведена антикоррупционная экспертиза в отношении Федерального закона "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" № 46-ФЗ  от 28.03.2017г.

 

В Федеральном законе "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" №46-ФЗ  от 28.03.2017г. выявлены следующие коррупциогенные факторы, входящие в Постановление Правительства РФ №96 от 26.02.2010г.:  

Нормативные коллизии - противоречия, в том числе внутренние, между нормами, создающие для государственных органов, органов местного самоуправления или организаций (их должностных лиц) возможность произвольного выбора норм, подлежащих применению в конкретном случае.

 

Коррупциогенный фактор «Нормативные коллизии» проявляется в виде противоречия между:

-Федеральным законом №46-ФЗ  от 28.03.2017г.

Конституцией РФ, ФКЗ  "О судебной системе РФ»,  

что выражается в нарушении законодательной нормы об открытости и гласности судопроизводства.

 

Данный закон вводит ограничение на ведение фото- и видеосъемки, а также видео- и аудиотрансляцию с открытых заседаний суда,

что противоречит:  

- статье 29 Конституции РФ

«4. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом»;

-статье 123 Конституции РФ

«1. Разбирательство дел во всех судах открытое.

Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом»;

-статье 9 «Гласность в деятельности судов» Федерального конституционного закона от 31.12.1996 N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации"

«Разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом».

 

Коррупциогенный фактор «Нормативные коллизии» проявляется также в виде противоречия между:

-Федеральным законом №46-ФЗ  от 28.03.2017г.

инструктивными указаниями Верховного Суда РФ, представленных  в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 13 декабря 2012 г. №35 "Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов", в частности, указавшем, что:

-гласность судопроизводства обеспечивается возможностью присутствия в открытом судебном заседании представителей редакций средств массовой информации (журналистов);

-присутствие журналистов в открытом судебном заседании в целях получения сведений по делу является законным способом поиска и получения информации;

-журналист выполняет общественный долг, не допускается чинение препятствий и отказ им в доступе в зал судебного заседания по мотиву профессиональной принадлежности;

-посетителям и представителям редакций средств массовой информации (журналистам) с аудио-, фото-, кино- и видеоаппаратурой должен быть обеспечен свободный вход в здание суда,

что приводит к негативной правоприменительной практике, выражающейся в безосновательных запретах журналистам на вход в суды, ведение фото- и видеосъемки, видео- и аудиотрансляций с открытых заседаний суда.

 

В целях устранения выявленных коррупциогенных факторов необходимо принять следующие меры.

 

1.) Необходимо отменить Федеральный закон № 46-ФЗ  от 28.03.2017г.

 

2.) В целях устранения выявленных коррупциогенных факторов, а также:

-обеспечения возможности журналистам присутствовать в открытом судебном заседании;

-недопущения чинения препятствий журналистам и отказов им в доступе в зал судебного заседания по мотиву профессиональной принадлежности;

-обеспечения свободного входа в здание суда журналистам с аудио-, фото-, кино- и видеоаппаратурой.

необходимо:

- внести соответствующие изменения в правовые акты, регламентирующие правила пропуска в суды и присутствия в открытых судебных заседаниях

Приложение

Обоснование  предложенных рекомендаций 


Приложение

 Обоснование  предложенных рекомендаций

 Содержание

1. Примеры недопуска журналистов на открытые заседания судов (по материалам доклада Профсоюза журналистов и работников СМИ)

2. Обоснование необходимости отмены Федерального закона № 46-ФЗ  от 28.03.2017г.

 

1. Примеры недопуска журналистов на открытые заседания судов

 

При составлении раздела использован Обзорный доклад по нарушениям прав журналистов со стороны государства в 2017 году, разработанный Профсоюзом журналистов и работников СМИ (источник: https://profjur.org/report2017). 

 

Выдержки из главы

«Недопуск журналистов на открытые заседания судов и законодательный запрет на ведение трансляций, фото- и видеосъемок без специального

разрешения суда»

 

Профсоюз журналистов считает абсолютно несостоятельным и неправовым закон от 28.03.2017 № 46-ФЗ, который ввел ограничения на ведение фото- и видеосъемки, а также видео- и аудиотрансляцию с открытых заседаний суда. Согласно этому закону указанные виды фиксации процесса изначально не допускаются и должны быть разрешены специальным указанием председательствующего на процессе судьи. Суд также вправе по своему усмотрению как ограничивать длительность ведения съемок и трансляций, так и отводить для ведущих их журналистов специальные места. Мы считаем это прямым посягательством на свободу прессы и информации, которое допускает произвольное (то есть по исключительному усмотрению судьи) ограничение доступа к открытому судебному процессу, и которое может стать лишь первым в ряду других ограничительных мер. Это является угрозой самому принципу демократичности и открытости судебной системы.

Помимо этой системной проблемы, журналисты сталкиваются и с противозаконными попытками ограничить их права при работе в судах. Так например, 27 января 2018 года члены нашего профсоюза Саша Богино (Александра Лукьяненко) и Давид Френкель не смогли попасть на заседание Дзержинского суда Санкт-Петербурга по вопросу избрания меры пресечения антифашисту Игорю Шишкину. Судья Владимир Васюков не пустил журналистов «Медиазоны», объяснив это тем, что суббота — выходной день. Когда корреспонденты прошли через пост, где сотрудница охраны не переписала их паспортные данные, к ним подошли полицейские и объяснили, что суд является охраняемым объектом, на который не допускаются посторонние.

После недолгого разбирательства выяснилось, что председатель суда Виктор Шашкин дал сотруднице охраны распоряжение «выставить» журналистов. В результате корреспондентов выгнали из суда, не назвав причины такого решения. Прибывшие на место полицейские объяснили журналистам, что сотрудница охраны якобы написала заявление о незаконном проникновении на охраняемый объект. По словам корреспондентов, после разбирательства их грубо затолкали в служебный автомобиль.

В пресс-службе главного управления МВД по Петербургу и Ленинградской области редакции «Медиазоны» ответили, что «в полицию поступило сообщение о нарушении общественного порядка в Дзержинском районном суде Петербурга», после чего «прибывшему на место наряду полиции судебные приставы передали двух граждан и дали пояснения о том, что данные лица нарушили общественный порядок». «На основании этого полицейские доставили указанных граждан в отдел полиции для административного разбирательства», — заключают в МВД. Затем корреспондентов оштрафовали на 500 рублей каждого за нецензурную брань. По версии полицейских, журналисты грубо нарушили общественный порядок, «толкнув гр. Лисину Л.В. и выражались нецензурной бранью». У обоих журналистов в протоколе о правонарушении — одинаковые обвинения.

Необходимо отметить, что конкретное заседание, с которого выгнали Богино и Френкеля, было частью крайне резонансного дела "пензенских и питерских антифашистов", обвиняемых в участии в террористической организации. По многочисленным сведениям, Игоря Шишкина, которому 27 января избирали меру пресечения, после похищения пытали сотрудники спецслужб, на его теле и лице, по утверждениям видевших его людей, видны ссадины и другие повреждения. Таким образом суд, согласившийся (как мы знаем уже постфактум) с доводами обвинения и арестовавший Шишкина, мог намеренно пытаться скрыть обвиняемого от прессы и фотокамер.

При этом, как напоминает сама "Медиазона", Пленум Верховного суда в декабре 2012 года запретил не пускать журналистов на судебные заседания. «Учитывая, что присутствие журналистов в открытом судебном заседании в целях получения сведений по делу является законным способом поиска и получения информации, а также что при осуществлении профессиональной деятельности журналист выполняет общественный долг (статья 49 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации"), не допускается чинение препятствий и отказ им в доступе в зал судебного заседания по мотиву профессиональной принадлежности, по причине отсутствия аккредитации и (или) по иным основаниям, не предусмотренным законом», — гласит постановление Пленума ВС.

 

2. Обоснование необходимости отмены

Федерального закона № 46-ФЗ  от 28.03.2017г.

 

Согласно Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13 декабря 2012 г. №35 "Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов"

открытость и гласность судопроизводства, своевременное, квалифицированное, объективное информирование общества о деятельности судов общей юрисдикции:

-способствуют повышению уровня правовой осведомленности о судоустройстве и судопроизводстве,

-являются гарантией справедливого судебного разбирательства,

-обеспечивают общественный контроль за функционированием судебной власти.

Открытое судебное разбирательство является одним из средств поддержания доверия общества к суду.

Пленум Верховного Суда дал следующие разъяснения.

Обеспечение открытости и гласности осуществляется в соответствии с:

-Конституцией Российской Федерации (статьи 19, 23, часть 4 статьи 29, статья 33, часть 3 статьи 41, статьи 42, 45, 46, 123),

-Конвенцией о защите прав человека и основных свобод 1950 года,

-Федеральным конституционным законом от 31 декабря 1996 года N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации",

-Федеральным конституционным законом от 7 февраля 2011 года N 1-ФКЗ "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации",

-Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации,

-Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях,

-Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации,

-Федеральным законом от 22 декабря 2008 года N 262-ФЗ "Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации",

-Федеральным законом от 27 декабря 1991 года N 2124-I "О средствах массовой информации",

-иными нормативными правовыми актами.

Судам следует создавать необходимые условия для обеспечения открытости и гласности судопроизводства и реализации права на получение информации о деятельности судов указанными органами и лицами.

Гласность судопроизводства обеспечивается возможностью присутствия в открытом судебном заседании лиц, не являющихся участниками процесса, представителей редакций средств массовой информации (журналистов) (статья 123 Конституции Российской Федерации, статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, часть 1 статьи 10 ГПК РФ, часть 1 статьи 24.3 КоАП РФ, часть 1 статьи 241 УПК РФ, статья 12 Закона об обеспечении доступа к информации).

Не допускается проведение открытых судебных заседаний в помещениях, исключающих возможность присутствия в них лиц, не являющихся участниками процесса, представителей редакций средств массовой информации (журналистов).

Присутствие журналистов в открытом судебном заседании в целях получения сведений по делу является законным способом поиска и получения информации.

При осуществлении профессиональной деятельности журналист выполняет общественный долг (статья 49 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации"), не допускается чинение препятствий и отказ им в доступе в зал судебного заседания по мотиву профессиональной принадлежности, по причине отсутствия аккредитации и (или) по иным основаниям, не предусмотренным законом.

Посетителям и представителям редакций средств массовой информации (журналистам) с аудио-, фото-, кино- и видеоаппаратурой должен быть обеспечен свободный вход в здание суда.

 

Этим правовым нормам противоречит Федеральный закон "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" от 28.03.2017 N 46-ФЗ.

Данный закон ввел ограничения на ведение фото- и видеосъемки, а также видео- и аудиотрансляцию с открытых заседаний суда.

Указанные виды фиксации процесса не допускаются и должны быть разрешены специальным указанием председательствующего на процессе судьи.

В частности, закон вносит следующие изменения в УПК РФ:

1) часть пятую статьи 241 изложить в следующей редакции:

"5. Лица, присутствующие в открытом судебном заседании, вправе вести аудиозапись и письменную запись. Фотографирование, видеозапись и (или) киносъемка, а также трансляция открытого судебного заседания по радио, телевидению или в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" допускается с разрешения председательствующего в судебном заседании.

Трансляция открытого судебного заседания на стадии досудебного производства по радио, телевидению или в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" не допускается".

 

Данный закон противоречит Конституции РФ и ФКЗ  "О судебной системе РФ».

Конституция РФ

Статья 29

4. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом

Статья 123

1. Разбирательство дел во всех судах открытое.

Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации"

Статья 9. Гласность в деятельности судов

Разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом.

 

На основании вышеизложенного в целях устранения нормативной коллизии, выражающейся в том, что  Федеральный закон № 46-ФЗ  от 28.03.2017г.  противоречит Конституции РФ и ФКЗ  "О судебной системе РФ» в части нарушения законодательной нормы об открытости и гласности судопроизводства

необходимо отменить Федеральный закон № 46-ФЗ  от 28.03.2017г.

 

Также необходимо обеспечить выполнение инструктивных указаний Верховного Суда РФ, представленных  в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 13 декабря 2012 г. №35 "Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов", в частности, указавшем, что:

-гласность судопроизводства обеспечивается возможностью присутствия в открытом судебном заседании представителей редакций средств массовой информации (журналистов);

-присутствие журналистов в открытом судебном заседании в целях получения сведений по делу является законным способом поиска и получения информации;

-журналист выполняет общественный долг, не допускается чинение препятствий и отказ им в доступе в зал судебного заседания по мотиву профессиональной принадлежности;

-посетителям и представителям редакций средств массовой информации (журналистам) с аудио-, фото-, кино- и видеоаппаратурой должен быть обеспечен свободный вход в здание суда.

 Для этого необходимо:

- внести соответствующие изменения в правовые акты, регламентирующие правила пропуска в суды и присутствия в открытых судебных заседаниях

в  целях:

-обеспечения возможности журналистам присутствовать в открытом судебном заседании;

-недопущения чинения препятствий журналистам и отказов им в доступе в зал судебного заседания по мотиву профессиональной принадлежности;

-обеспечения свободного входа в здание суда журналистам с аудио-, фото-, кино- и видеоаппаратурой. 


Комментариев нет:

Отправка комментария