воскресенье, 9 декабря 2018 г.


Противодействие незаконной криминализации
правозащитной деятельности в России:
статья 275 УК РФ «Государственная измена»

В настоящее время противостояние отдельных политиков России здравому смыслу и мировому сообществу достигло уровня, при котором почти любая критика может быть объявлена враждебной.
Некоторые должностные лица вместо поиска компромисса вступают в прямую конфронтацию с представителями международных организаций. Они отказываются от диалога и голословно обвиняют международные организации, в которых состоит Россия, в проведении враждебной деятельности. 
Однако, международные организации, в которых состоит Россия, по определению, не могут вести враждебную России деятельность. Так как их основная цель - координация и сотрудничество между членами организации, среди которых находится и Россия.
К сожалению, органы власти России, зачастую, занимают неконструктивную позицию: отрицают факты нарушений прав человека, препятствуют деятельности правозащитников, организуют преследование правозащитников и провоцируют конфликты с международными организациями при наличии возможностей устранения противоречий.
Это наносит существенный урон имиджу страны и дискредитирует государственную власть России. В глазах мирового сообщества Россия предстает как недемократическое неправовое тоталитарно-диктаторское государство.

В этих условиях независимые правозащитники становятся заложниками внешнеполитической конъюнктуры и деструктивных действий политических деятелей и правоохранителей. Они могут подвергнуться незаконному привлечению к уголовной ответственности по статье 275 УК РФ «Государственная измена».
Нынешняя конструкция статьи такова, что создает возможность произвольного, необоснованного и неправомерного привлечения независимых правозащитников, осуществляющих правозащитную деятельность в рамках международного права, к уголовной ответственности за сотрудничество с международными организациями, в которых состоит Россия.
Этим могут воспользоваться отдельные должностные лица, которые целенаправленно занимаются подавлением гражданского общества, волюнтаризмом и правовым нигилизмом, демонстрируя пренебрежение к международному праву.
Подобная линия поведения является неприемлемой и неконструктивной.
Органы власти России обязаны, прежде всего, соблюдать взятые на себя международные обязательства в рамках членства в различных международных организациях, а не заниматься репрессиями субъектов международного правозащитного процесса – независимых правозащитников России, призывающих к соблюдению прав человека в стране.

Необходимо отметить, что все это - попытки «перекинуть проблемы с больной  головы на здоровую». Чиновникам России не надо нарушать права человека и никаких проблем с правозащитниками не будет в принципе.
Лицам, инициирующим необоснованное преследование правозащитников, необходимо помнить, что проблема:
-не в правозащитниках и гражданских активистах, которые доносят правду о ситуации с правами человека в России, а в бездействии органов власти России и отсутствии политической воли для решения актуальных и острых проблем, нарушающих нормальную жизнедеятельность в стране. 
«Всех не пересажаешь» - на место нейтрализованных гражданских активистов  придут новые.
Это лишь временно «заткнет рот», но не решит проблему. Таким образом, этими необдуманными шагами власти сами противопоставляют себя обществу, продуцируя протесты. 
Подобный репрессивный поход к гражданскому обществу – это тупиковый путь, ведущий в никуда.

В связи c актуальностью данной темы Общественная организация "Якутия - Наше Мнение" провела антикоррупционную экспертизу в отношении статьи 275 Уголовного кодекса РФ.
Экспертиза является частью Проекта «Противодействие системе подавления гражданского общества в России, осуществляемого путем неправомерного ограничения деятельности неправительственных организаций с международным участием и незаконной криминализации правозащитной деятельности в нарушение международных норм»
Цель проекта – защита прав независимых НПО России с помощью международных правовых инструментов.   
Задачи проекта:
-обеспечение нормальных условий работы для НПО с международным участием,  которых органы власти России неправомерно отнесли к «иностранным агентам» и «нежелательным организациям»;
-прекращение незаконной криминализации правозащитной деятельности на международном и национальном уровне.
В рамках проекта будут проведены антикоррупционные экспертизы следующих законов и норм. 
1.) Законы о «иностранных агентах» и «нежелательных организациях», которые  неправомерно ограничивают деятельность НПО с международным участием.
2.) Нормы уголовного права, создающие возможности для незаконной криминализации правозащитной деятельности на международном и национальном уровне:
-статья 282 Уголовного кодекса России, которая создает условия для незаконной произвольной квалификации правозащитной деятельности на национальном уровне как экстремистской деятельности;
-статья 275 Уголовного кодекса России, которая создает условия для незаконной произвольной квалификации правозащитной деятельности на международном уровне как государственной измены и шпионажа;
-проект нормы об ответственности за пособничество во введении санкций, которая создает условия для незаконной произвольной квалификации правозащитной деятельности на международном уровне как враждебную деятельность, образующую  преступное деяние. 

Ниже представлена антикоррупционная экспертиза в отношении статьи 275 Уголовного кодекса РФ.


10 декабря 2018 года

Степан Петров,
Руководитель Общественной организации «Якутия - Наше Мнение» 

электронная почта post@yakutian.org
тел. 8-914-224-24-11            


Заключение
по результатам независимой антикоррупционной экспертизы
статьи 275 УК РФ
                          
Общественная организация по мониторингу социально-экономической ситуации и информированию населения "Якутия - Наше Мнение", аккредитованная распоряжением Минюста России №2284 от 11.12.2015г. в качестве независимого эксперта, уполномоченного на проведение независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов.
В соответствии с частью 1 статьи 5 Федерального закона от 17 июля 2009 г. № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» и пунктом 4 Правил проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденных постановлением Правительства РФ от 26 февраля 2010 г. № 96 «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов»,
проведена антикоррупционная экспертиза в отношении статьи 275 Уголовного кодекса РФ.

Статья 275. Государственная измена
Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ
(ред. от 12.11.2018)
Государственная измена, то есть совершенные гражданином Российской Федерации шпионаж, выдача иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну, доверенную лицу или ставшую известной ему по службе, работе, учебе или в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, либо оказание финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации, -
наказывается лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет.

В представленной статье 275 УК РФ выявлены следующие коррупциогенные факторы,  входящие в Постановление Правительства РФ №96 от 26.02.2010г.:  
Отсутствие или неполнота административных процедур - отсутствие порядка совершения государственными органами, органами местного самоуправления или организациями (их должностными лицами) определенных действий либо одного из элементов такого порядка;
Широта дискреционных полномочий - отсутствие или неопределенность сроков, условий или оснований принятия решения, наличие дублирующих полномочий государственного органа, органа местного самоуправления или организации (их должностных лиц);
Чрезмерная свобода подзаконного нормотворчества - наличие бланкетных и отсылочных норм, приводящее к принятию подзаконных актов, вторгающихся в компетенцию государственного органа, органа местного самоуправления или организации, принявшего первоначальный нормативный правовой акт;
Нормативные коллизии - противоречия, в том числе внутренние, между нормами, создающие для государственных органов, органов местного самоуправления или организаций (их должностных лиц) возможность произвольного выбора норм, подлежащих применению в конкретном случае.

Коррупциогенный фактор «Чрезмерная свобода подзаконного нормотворчества» проявляется в формулировке «в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации», когда отсутствует  четкий исчерпывающий перечень случаев и это заменяется отсылочной нормой, что провоцирует произвольное и необоснованное привлечение к уголовной ответственности по данной статье.
Коррупциогенные факторы «Отсутствие или неполнота административных процедур», «Широта дискреционных полномочий» проявляются в формулировках «в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации», «иной помощи иностранному государству», когда формируется неопределенность условий (оснований) для привлечения к уголовной ответственности по данной статье и правоохранительные органы не имеют четкого порядка для проведения уголовно-правовой оценки деяний и квалификации преступления ввиду неопределенности формулировок.
Коррупциогенный фактор «Нормативные коллизии» проявляется в отсутствии разграничения видов международных организаций, за помощь которым можно привлечь к уголовной ответственности, в частности, в отсутствии нормы об исключении международных организаций, в которых состоит Россия.
Так как международные организации, где Россия является полноправным членом, не могут осуществлять враждебную деятельность в отношении России в противоречии своей цели - координация и сотрудничество между участниками организации, среди которых находится Россия.
Вместе с кумулятивным проявлением других вышеописанных коррупциогенных факторов «Отсутствие или неполнота административных процедур», «Широта дискреционных полномочий», «Чрезмерная свобода подзаконного нормотворчества»
это создает возможность произвольного, необоснованного и неправомерного привлечения независимых правозащитников, осуществляющих правозащитную деятельность в рамках международного права, к уголовной ответственности за сотрудничество с международными организациями, в которых состоит Россия.
Эта статья может быть применена, например, в отношении правозащитников, сотрудничающих с ООН и которые могут:
1.) сообщить о нарушениях прав человека в России, что может быть интерпретировано как оказание консультационной или иной помощи международной организации, направленной против безопасности Российской Федерации;
2.) предложить применить меры воздействия в отношении России с целью стимулирования к восстановлению  нарушенных прав,  что может привести к срыву каких-либо переговоров, деловых контактов, экономических соглашений, что может быть квалифицировано как враждебная деятельность.
Однако, подобная интерпретация событий является неправомерной и необоснованной, так как это является результатом не враждебной деятельности, а результатом нарушений органами власти России прав человека в нарушение норм международного права.
Международные организации, в которых состоит Россия, по определению, не могут вести враждебную России деятельность. Их основная цель - координация и сотрудничество между членами организации, среди которых находится и Россия.
Органы власти России обязаны, прежде всего, соблюдать взятые на себя международные обязательства в рамках членства в различных международных организациях, а не заниматься репрессиями субъектов международного правозащитного процесса – независимых правозащитников России, призывающих к соблюдению прав человека в стране.

В целях устранения выявленных коррупциогенных факторов предлагается:
1.) дополнить статью текстом «за исключением международных организаций, в которых состоит Российская  Федерация»;
2.) слова «или в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации» и «или иной» удалить или конкретизировать 

и изложить текст статьи в следующей редакции:    
Статья 275. Государственная измена
Государственная измена, то есть совершенные гражданином Российской Федерации шпионаж, выдача иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну, доверенную лицу или ставшую известной ему по службе, работе, учебе
или в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации (примечание: удалить или конкретизировать),
либо оказание финансовой, материально-технической, консультационной
или иной (примечание: удалить или конкретизировать),
помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации, за исключением международных организаций, в которых состоит Российская  Федерация, или их представителям в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации, -
наказывается лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет.

Приложение
Обоснование  предложенных рекомендаций      
  

Приложение

Обоснование  предложенных рекомендаций

Меры по изменению статьи 275 УК РФ предлагаются в целях исключения возможности произвольного, необоснованного и неправомерного привлечения физических лиц – представителей неправительственных организаций, осуществляющих правозащитную деятельность в рамках международного права, к уголовной ответственности за сотрудничество с международными организациями, в которых состоит Россия.  

Для обоснования рекомендаций последовательно представим: 
-основные положения статьи 275 УК РФ;
-определение  международной организации;
-степень участия России в различных международных организациях.

1.)  Приведем основные положения статьи 275 УК РФ.
Приведем наиболее распространенный комментарий статьи до внесения изменений 2012 года.
Государственная измена представляет собой враждебную деятельность гражданина Российской Федерации, осуществляемую совместно с иностранным государством, иностранной организацией или их представителями, направленную против внешней безопасности Российской Федерации.
Объективная сторона государственной измены охватывает три альтернативных деяния: а) шпионаж; б) выдачу государственной тайны; в) иное оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации.
Объектом государственной измены является внешняя безопасность страны. Внешняя безопасность характеризуется состоянием защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внешних угроз. В свою очередь, жизненно важные интересы это совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства. К основным объектам безопасности относятся: личность - ее права и свободы; общество - его материальные и духовные ценности; государство - его конституционный строй, суверенитет, территориальная целостность.
Государственная измена может совершаться в форме шпионажа, выдачи государственной тайны или ином оказании помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации.
В комментарии приводится пример применения данной статьи.
Ф., являясь старшим научным сотрудником особо важного учреждения Минобороны России, имел доступ к секретным и совершенно секретным сведениям, составляющим государственную тайну. Будучи осведомленным о проявляемом иностранными спецслужбами интересе к тематике решаемых его учреждением вопросов, в поисках источников получения иностранной валюты для последующего выезда на постоянное жительство за границу, Ф. сумел войти в контакт с сотрудником посольской резидентуры ЦРУ, работавшим под прикрытием дипломатической должности. Проинформировав его о своих возможностях, Ф. получил от него официальное предложение о сотрудничестве. Выразив согласие, Ф. на одной из назначенных ему конспиративных встреч передал представителю иностранной разведки собранные им секретные и особо секретные сведения об интересовавшем иностранную разведку изделии и направлениях его дальнейшей разработки. Тогда же Ф. получил присвоенный ему оперативный псевдоним, инструкции об условиях и порядке связи, а также денежное вознаграждение.
Действия Ф. квалифицированы по комментируемой статье как государственная измена в форме шпионажа путем выдачи иностранному государству сведений, составляющих государственную тайну, в ущерб внешней безопасности Российской Федерации.

Понятие враждебной деятельности включает любую деятельность, направленную в ущерб внешней безопасности Российской Федерации.
 В области внешнеполитической это может быть срыв мирных переговоров, разрыв дипломатических отношений;
в области экономической - срыв выгодных деловых контактов, экономическая блокада;
в области военной - поддержка незаконных формирований на территории России;
в области разведки - расшифровка разведывательных операций, провал агентуры и т.п.
Государственная измена считается оконченной с момента совершения действий независимо от наступивших последствий. Так, шпионаж окончен с момента сбора сведений, составляющих государственную тайну; выдача государственной тайны окончена с момента фактической передачи сведений адресату; иное оказание помощи - с момента фактического оказания такой помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям.
Государственная измена совершается только с прямым умыслом, а собирание сведений, составляющих государственную тайну, должно преследовать цель передачи собранных сведений адресатам шпионажа. Виновный должен осознавать характер собираемых или выдаваемых сведений, характер адресата, которому они предназначены, и желать передать именно эти сведения именно этому адресату. При ином оказании помощи необходимо осознание, что помощь оказывается в осуществлении враждебной деятельности, проводимой иностранным государством, иностранной организацией или их представителями в ущерб внешней безопасности России.

2.) Представим определение, основные признаки и виды международных организаций, как субъекта международного права.  
Международная организация – это межправительственные организации, представленные не отдельными физическими и юридическими лицами, а государствами.
Она характеризуется рядом признаков, которые характеризуют ее правовую природу:
-основанием для создания международной организации является международное соглашение;
-международная организация является самостоятельным субъектом международного права с присущими этой самостоятельности атрибутами;
-международная организация имеет определенную внутреннюю структуру;
-международная организация, созданная в соответствии с принципами и нормами международного права, характеризуется собственным правовым статусом, который состоит из специфических прав, обязанностей, компетенции и ответственности организации;
-цель международных организаций – координация и сотрудничество в различных областях и международное сотрудничество.
Таким образом, международная организация – это объединение государств на постоянной основе, которому присущи собственный правовой статус, функциональная самостоятельность и внутренняя структура, а также наличие цели по координации международного сотрудничества.
В современном международном праве все международные (межправительственные) организации характеризуются международной правосубъектностью. Объем правосубъектности устанавливают государства-учредители.
Международные межправительственные организации имеют следующую классификацию:
-по предмету деятельности: политические, экономические, финансово-кредитные, по вопросам торговли, здравоохранения и т.д.;
-по кругу участников: универсальные, межрегиональные, региональные, локальные;
-по порядку вступления: открытые, закрытые; по объему и характеру полномочий: общей компетенции, специальной компетенции;
-по статусу участников: межправительственные, межведомственные;
-по целям и принципам деятельности: правомерные и противоправные;
-по количеству членов: всемирные и групповые.

3.) Представим степень участия Российской Федерации в международных организациях.  
Россия участвует более чем в 300 международных организациях, которые условно делятся на три группы:
-организации системы ООН;
-специализированные экономические и научно-технические организации;
-организации Бреттон-Вудской системы (многосторонние валютно-финансовые и торговые учреждения).
Россия состоит в следующих международных организациях: Союзное государство, ООН (Совет Безопасности ООН), ВТО, СНГ, ОДКБ, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, Организация черноморского экономического сотрудничества, Совет Европы, Большая восьмёрка, БРИКС, Шанхайская организация сотрудничества, Центрально-Азиатское сотрудничество (организация), Евразийское экономическое сообщество, АТЭС, АСЕАН и других.

Резюмируя вышеописанное, можно утверждать, что положения статьи  275 УК РФ создают возможность произвольного, необоснованного и неправомерного привлечения независимых правозащитников к уголовной ответственности за сотрудничество с международными организациями, в которых состоит Россия.  
Приведенный выше пример Ф., старшего научного сотрудником особо важного учреждения Минобороны России, соответствует правильному применению данной статьи. 
Однако, в некоторых случаях к ответственности неправомерно могут привлечены правозащитники, сотрудничающие с международными организациями, в которых состоит Россия, что является неправильным и неприемлемым.
Эта статья может быть применена, например, в отношении правозащитников, сотрудничающих с ООН и которые могут:
1.) сообщить о нарушениях прав человека в России;
2.) предложить применить меры воздействия в отношении России с целью стимулирования к восстановлению  нарушенных прав.  
Эти действия могут быть квалифицированы правоохранительными органами России как содержащие признаки состава преступления, предусмотренные статьей 275.
Отметим два важных момента.
1.) В соответствии с выдержкой статьи 275 «Государственная измена, то есть совершенные гражданином Российской Федерации …. оказание … консультационной или иной помощи … международной организации, направленной против безопасности Российской Федерации»
сообщения правозащитников о нарушениях прав человека в России могут быть интерпретированы как оказание консультационной или иной помощи международной организации, направленной против безопасности Российской Федерации.
2.) Применение мер воздействия, предусмотренных международным правом, на Россию, может привести к срыву каких-либо переговоров, деловых контактов, экономических соглашений во внешнеполитической, экономической и иных сферах, что согласно комментария соответствует понятию враждебной деятельности.

Однако, подобная интерпретация событий является неправомерной и необоснованной, так как это является результатом не враждебной деятельности, а результатом нарушений органами власти России прав человека в нарушение норм международного права.
Органы власти России обязаны, прежде всего, соблюдать взятые на себя международные обязательства в рамках членства в различных международных организациях, а не заниматься репрессиями субъектов международного правозащитного процесса – независимых правозащитников России, призывающих к соблюдения прав человека в стране.
Подобные репрессии и преследования равноценны тому, что вместо привлечения виновного в правонарушениях, например, коррупционера, правоохранительные органы привлекут к ответственности лицо, сообщившего о правонарушении, не проверив представленные сведения, лишь на основании того, что нарушитель сказал, что он не виновен.
Нормальное демократическое правовое государство, коим заявляет о себе Россия, не должно уходить от ответственности за свои действия и бездействие, грубо игнорируя международное право и отказываясь от выполнения взятых на себя международных обязательств.

Докажем необоснованность попыток обвинения независимых правозащитников в государственной измене и обоснуем необходимость внесение изменений в данную статью УК РФ.
Для этого представим оценку возможностей осуществления различными субъектами враждебной деятельности.

Оценка возможностей осуществления различными международными организациями враждебной деятельности в отношении России


Международная организация,
в которой состоит Россия
Международная организация,
в которой не состоит Россия,
или иностранная организация

Уровень целеполагания 
Основная цель  (координация и сотрудничество между участниками организации) не предполагает организацию враждебной деятельности
Основная цель  (координация и сотрудничество между участниками организации) не предполагает организацию враждебной деятельности
Уровень
принятия решений
Как член организации,
Россия имеет возможность оказать влияние на процесс принятия решений
Россия не имеет возможности оказать влияние на процесс принятия решений
Уровень операционной деятельности
Как член организации,
Россия имеет возможность оказать влияние на операционную деятельность
Россия не имеет возможности оказать влияние на операционную деятельность
Вывод
Россия имеет все возможности для влияния на деятельность организации.
Организация не может осуществлять враждебную деятельность в отношении России в противоречии своей цели - координация и сотрудничество между участниками организации, среди которых находится Россия.
Россия не имеет возможностей для влияния на деятельность организации.
Потенциально участники организации могут осуществлять недружественные действия  в отношении России, которые могут быть квалифицировано ей как   враждебная деятельность.

Основной целью международных организаций, в которых состоит Россия, являются координация и сотрудничество между членами организации, среди которых находится и Россия.
Поэтому международные организации, в которых состоит Россия, по определению, не могут вести враждебную России деятельность.
Это противоречит здравому смыслу и стране не имеет смысла вступать в международную организацию, которая осуществляет враждебную деятельность в отношении нее.
В тоже время каждый участник международной организации имеет определенные права и обязанности.
За нарушение взятых на себя обязательств могут последовать соответствующие меры воздействия, что является справедливым и  обоснованным. 

Рассмотрим ситуацию с ООН, членом которой является и Россия.
Устав ООН не содержит норм о необходимости проведения недружественных действий в отношении какой-либо страны, в частности,  России.
Предусматриваются лишь меры воздействия на государства в целях восстановления нарушенных  прав. 
Статьей 41 Устава ООН предусмотрено принятие мер принуждения к странам – членам ООН, нарушающих общепризнанные права и свободы человека, закрепленные международным правом.
Существуют механизмы принятия мер принуждения по фактам длительного и систематического нарушения органами власти различных стран прав человека (право на достойную жизнь, на доступ к справедливому правосудию и т.д) до устранения нарушений.
Есть все основания принятия мер воздействия в отношении России, где происходят массовые грубые нарушения прав человека. Эти инициативы соответствуют Уставу ООН и нормам международного права. 
Несмотря на это представители органов власти России отрицают наличие нарушений прав человека и  занимают крайне деструктивную позицию.
Проиллюстрируем модели поведения органов власти  в табличной форме.

Модели поведения органов власти России
при рассмотрении нарушений прав человека на международном уровне



Конструктивная позиция органов власти России в соответствии с международным правом
Неконструктивная позиция органов власти России в  нарушение
 международного права
Обращение правозащитников
 в ООН, ЕС и другие международные организации
Содействие
законной деятельности правозащитников
Воспрепятствование законной деятельности правозащитников
Применение  мер воздействия за нарушение прав, предусмотренных международным правом,  по отношению к России
Признание нарушений прав,
исполнение взятых на себя международных обязательств
Отрицание нарушений прав, преследование правозащитников, сообщивших о нарушениях
Последующие действия
Совместная с правозащитниками работа по устранению нарушений
прав человека
Преследование правозащитников, обвинение в проведении враждебной деятельности
Вывод
Признание нарушений прав, неудовлетворительной работы органов власти, совместное устранение нарушений прав
Отрицание нарушений прав,  преследование правозащитников

К сожалению, органы власти России, зачастую, занимают  неконструктивную позицию: отрицают факты нарушений прав человека, препятствуют деятельности правозащитников, организуют преследование правозащитников и провоцируют конфликты с международными организациями при наличии возможностей устранения противоречий.
Подобная деструктивная линия поведения органов власти России может привести к принятию в ее отношении мер воздействия.
Необходимо отметить, что меры принуждения, предусмотренные международным правом, не могут считаться «вмешательством во внутренние дела» государства, так как не связаны с воздействием какой-либо страны или группы стран, а касаются реализации общепризнанных международных норм. Это, прежде всего, связано с выполнением страной обязательств, взятых на себя при добровольном вхождении в  ООН.
Чтобы заявлять о том, что требования международного сообщества по соблюдению прав человека являются «происками врагов», странам-нарушителям прав человека, таким как Россия, надо выйти из состава ООН и объявить о противоречии норм международного права национальному законодательству.
Позиция нашей организации заключается в том, что:
- пока в ряде стран нарушаются прав человека и государственная политика реализуется в интересах меньшинства (чиновников и олигархов) в ущерб большинству
приоритеты государственной политики стран должны подвергаться критическому анализу на предмет выявления нарушений интересов большинства населения и корректировке с учетом необходимости реализации общепризнанных международных  прав человека и в случае необходимости  должны применяться меры принуждения.

Необходимо отметить, что обвинения в адрес независимых правозащитников - это попытки «перекинуть проблемы с больной  головы на здоровую».
Подобный репрессивный поход к гражданскому обществу – это тупиковый путь, ведущий в никуда.
Чиновникам России не надо нарушать права человека и никаких проблем с правозащитниками не будет в принципе.
Лицам, инициирующим необоснованное преследование правозащитников, необходимо помнить, что проблема:
-не в правозащитниках и гражданских активистах, которые доносят правду о ситуации с правами человека в России, а в бездействии  органов власти России и отсутствии политической воли для решения актуальных и острых проблем, нарушающих нормальную жизнедеятельность в стране. 

На основании вышеизложенного в целях исключения возможности произвольного, необоснованного и неправомерного привлечения независимых правозащитников, осуществляющих правозащитную деятельность в рамках международного права, к уголовной ответственности за сотрудничество с международными организациями, в которых состоит Россия,
необходимо:
1.) дополнить статью текстом «за исключением международных организаций, в которых состоит Российская  Федерация»;
2.) слова «или в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации» и «или иной» удалить или конкретизировать.

В подтверждение обоснованности рекомендаций можно привести  Заключение Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека на проект ФЗ № 139314-5«О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и в статью 151 Уголовно-процессуального кодекса РФ»  от 04.10.2012г. (источник: http://president-sovet.ru/documents/read/207).

Диспозиция статьи 275 УК РФ в предлагаемой редакции законопроекта относит к государственной измене шпионаж, выдачу государственной тайны, оказание финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации, в том числе ее конституционного строя, суверенитета, территориальной и государственной целостности.
Сравнение с действующей редакцией статьи 275 УК РФ показывает, что проект предусматривает расширение фактического и правового содержания признаков данного преступления. А именно:
· уголовно-наказуемой признается не враждебная деятельность, а любая направленная против безопасности, что заменяет ранее существовавшее требование прямого умысла объективным вменением;
· охраняемым объектом состава государственной измены провозглашается не только внешняя безопасность, предполагающая защиту суверенитета, территориальной целостности и обороноспособности страны;
· под запрет поставлена помощь не только иностранному государству или организации, но и международным организациям, при этом не исключается ответственность за содействие таким организациям, в деятельности которых официально участвует Российская Федерация (ООН, ОБСЕ, Совет Европы, ОДКБ, ШОС и т.д.);
· сохраняя открытый перечень видов уголовно-наказуемой помощи зарубежным инстанциям, проект конкретизирует их, называя в том числе финансовую, материально-техническую, консультационную или иную и тем самым расширяя возможности необоснованного применения состава государственной измены;
· при этом расширены также возможные обстоятельства, характеризующие условия противоправного завладения сведениями, составляющими государственную тайну, поскольку согласно проекту эти сведения могут быть почерпнуты из открытых источников.
Аналогичные изменения вносятся в ст. 276 УК РФ («Шпионаж») и в ст. 283 («Разглашение государственной тайны»), в которых также исключено указание на причинение ущерба именно внешней безопасности и расширены условия получения составляющих государственную тайну сведений.
Помимо этого, в новом составе преступления («Незаконное получение сведений, составляющих государственную тайну»), вводимом статьей 283-1 проекта, отсутствует указание на цель данного деяния в качестве обязательного признака состава. Одновременно оказывается допустимым привлечение к ответственности и в том случае, если лицо не знало, что названные сведения относятся к государственной тайне – хотя бы потому, что регулирующие это нормативные правовые акты имеют ограниченный доступ и не публикуются.
При этом в пояснительной записке к законопроекту указанное выше расширение возможностей для применения уголовной ответственности мотивируется тем, что «в действующем редакционном оформлении» государственная измена «является крайне сложной для доказывания».
Данное обоснование со стороны компетентных органов уголовного преследования понятно - оно связано с практическим неприменением рассматриваемых норм: в 2010 году по статье 275 осуждено пять человек, по статье 276 – один; в 2011 г. по статье 275 – шесть, по статье 276 – один. Такая статистика по сути свидетельствует об отсутствии социальной обусловленности расширения уголовной ответственности за данные преступления против государственной власти.
Кроме того, безосновательное расширение объекта этих преступлений является избыточным в правовом отношении. Использование понятия «безопасность Российской Федерации» (без ограничения объекта посягательства только внешней безопасностью) предполагает толкование этого термина в том смысле, который придается ему в Федеральном законе «О безопасности», т.е. как означающего не только государственную, но и общественную и экологическую безопасность, безопасность личности, иные ее виды, включая экономическую, продовольственную, информационную безопасность.
В результате репрессивный характер ст. 275 многократно увеличивается. Кроме того, тем самым вводится двойная наказуемость деяний, ответственность за которые уже установлена в других статьях Особенной части УК РФ. В нем предусмотрена – наряду с защитой государственной безопасности (раздел 10 «Преступления против государственной власти») - защита безопасности личности (раздел 7 «Преступления против личности»), экономической безопасности (раздел 8 «Преступления в сфере экономики»), общественной безопасности (раздел 9 «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка»). Предлагаемое проектом регулирование позволяет - при наличии признака оказания помощи иностранному государству или организации - произвольно квалифицировать предусмотренные в других разделах и статьях УК РФ преступления еще и как государственную измену.
Учитывая неопределенность используемых в предлагаемой редакции УК РФ понятий и обусловленную этим возможность как недопустимо расширительного толкования норм, устанавливающих уголовную ответственность за государственную измену, так и двойного осуждения за одно и то же деяние, предлагаемые нововведения должны быть признаны противоречащими международно-правовым и конституционным принципам в сфере уголовного права.
 Настоящее заключение принято консенсусом на заседании Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека 4 октября 2012 года.

С учетом выводов, представленных в Заключении целесообразно внесение изменения в статью путем:
- замены слов «в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации» на слова «в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации».

Комментариев нет:

Отправить комментарий