четверг, 13 декабря 2018 г.


Противодействие незаконной криминализации
правозащитной деятельности в России:
статья 282 УК РФ - Экстремизм:
«Возбуждение ненависти либо вражды,
а равно унижение человеческого достоинства»

Продолжается выполнение серии антикоррупционных экспертиз в рамках реализации  проекта «Противодействие системе подавления гражданского общества в России, осуществляемого путем неправомерного ограничения деятельности неправительственных организаций с международным участием и незаконной криминализации правозащитной деятельности в нарушение международных норм».
О проекте можно узнать в предыдущем материале по теме «Противодействие незаконной криминализации правозащитной деятельности в России: статья 275 УК РФ «Государственная измена»» по адресу http://stepanpetrov.blogspot.com/2018/12/275.html

Проведена антикоррупционная экспертиза в отношении статьи 282 Уголовного кодекса РФ, которая создает условия для незаконной произвольной квалификации правозащитной и антикоррупционной деятельности как экстремистской деятельности.
Очевидно, что деятельность правозащитников и антикоррупционеров не носит экстремистский характер.
Чаще всего, попытки их привлечения за экстремизм является следствием противодействия их антикоррупционной деятельности со стороны коррумпированных должностных лиц.
Поэтому данный вопрос подлежит урегулированию на законодательном уровне.

В некоторых регионах России царит тотальная коррупция. Например, как это было в Сахалинской области и Республике Коми, где организованные преступные сообщества, состоящие из чиновников, правоохранителей и судей, возглавляли  сами главы регионов,
В этих условиях независимые антикоррупционеры становятся почти единственными, кто может оказать этому сопротивление и донести в федеральный центр объективную информацию  о коррупционном произволе и беззаконии в регионах.
Однако, их деятельности противодействуют коррумпированные чиновники, правоохранители и судьи, необоснованно привлекая их к уголовной ответственности и фальсифицируя уголовные дела по различным основаниям.
Неопределенность дефиниций данной статьи дала значительные возможности для незаконного привлечения правозащитников и гражданских активистов к уголовной ответственности.
Для гражданских активистов статья 282  стала  «резиновой дубинкой», когда на эту статью можно «натянуть» почти любые высказывания и сведения, содержащие объективную критику и достоверные сведения о правонарушениях. Также как для предпринимателей таковой стала статья 159, когда они могут быть привлечены к ответственности лишь по оговору делового партнера.
Ввиду применения оценочных признаков и отсутствия однозначного толкования термина «социальная группа» эта статья стала универсальным средством подавления оппозиции, представителей независимых институтов гражданского общества и субъектов антикоррупционной политики. 
В связи с этим предлагается внести изменения в статью 282 УК РФ  с целью исключения возможности произвольного, необоснованного и неправомерного привлечения к ответственности независимых антикоррупционеров и правозащитников, принимающих посильное участие в реализации Государственной антикоррупционной политики России и Национального плана противодействия коррупции.

Ниже представлена антикоррупционная экспертиза в отношении статьи 282 Уголовного кодекса РФ.


13 декабря 2018 года
                                                                                    
Степан Петров,
Руководитель Общественной организации «Якутия - Наше Мнение» 

электронная почта post@yakutian.org
тел. 8-914-224-24-11            


Заключение
по результатам независимой антикоррупционной экспертизы
статьи 282 УК РФ
                          
Общественная организация по мониторингу социально-экономической ситуации и информированию населения "Якутия - Наше Мнение", аккредитованная распоряжением Минюста России №2284 от 11.12.2015г. в качестве независимого эксперта, уполномоченного на проведение независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов.
В соответствии с частью 1 статьи 5 Федерального закона от 17 июля 2009 г. № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» и пунктом 4 Правил проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденных постановлением Правительства РФ от 26 февраля 2010 г. № 96 «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов»,
проведена антикоррупционная экспертиза в отношении статьи 282 Уголовного кодекса РФ.

Статья 282. Возбуждение ненависти либо вражды,
а равно унижение человеческого достоинства
"Уголовный кодекс РФ" от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 12.11.2018)
1. Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети "Интернет", -
наказываются штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо принудительными работами на срок от одного года до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок от двух до пяти лет.
(в ред. Федерального закона от 06.07.2016 N 375-ФЗ)
2. Те же деяния, совершенные:
а) с применением насилия или с угрозой его применения;
б) лицом с использованием своего служебного положения;
в) организованной группой, -
наказываются штрафом в размере от трехсот тысяч до шестисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо принудительными работами на срок от двух до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок от трех до шести лет.

В представленной статье 282 УК РФ выявлены следующие коррупциогенные факторы,  входящие в Постановление Правительства РФ №96 от 26.02.2010г.:  
Отсутствие или неполнота административных процедур - отсутствие порядка совершения государственными органами, органами местного самоуправления или организациями (их должностными лицами) определенных действий либо одного из элементов такого порядка;
Широта дискреционных полномочий - отсутствие или неопределенность сроков, условий или оснований принятия решения, наличие дублирующих полномочий государственного органа, органа местного самоуправления или организации (их должностных лиц);
Нормативные коллизии - противоречия, в том числе внутренние, между нормами, создающие для государственных органов, органов местного самоуправления или организаций (их должностных лиц) возможность произвольного выбора норм, подлежащих применению в конкретном случае.

Коррупциогенные факторы «Отсутствие или неполнота административных процедур», «Широта дискреционных полномочий» проявляются в выражении «какой-либо социальной группе», когда:
- формируется неопределенность условий (оснований) для привлечения к уголовной ответственности по данной статье; 
- правоохранительные органы не имеют четкого порядка для проведения уголовно-правовой оценки деяний и квалификации преступления ввиду неопределенности понятия «социальная группа», за возбуждение ненависти, вражды, унижение достоинства участников которых предусматривается уголовная ответственность.
Коррупциогенный фактор «Нормативные коллизии» проявляется в отсутствии разграничения обстоятельств совершения действий, содержащих признаки преступления, предусмотренные данной статьей, когда они могут быть частью деятельности лиц, осуществляющих деятельность правозащитной или антикоррупционной направленности, что приводит к возникновению противоречия между задачей  Государственной антикоррупционной политики России по вовлечению гражданского общества в борьбу с коррупцией и отдельными направлениями противодействия экстремизму. 
Очевидно, что деятельность правозащитников и антикоррупционеров не носит экстремистский характер.
Чаще всего, попытки их привлечения за экстремизм является следствием противодействия их антикоррупционной деятельности со стороны коррумпированных должностных лиц.
Поэтому данный вопрос подлежит урегулированию на законодательном уровне.

В условиях существования в России ряда организованных преступных сообществ, состоящих из чиновников, правоохранителей и судей, возрастает роль гражданского общества в борьбе с коррупцией. Неоценимой является деятельность независимых антикоррупционеров в  условиях тотальной коррупции в некоторых регионах, как это произошло в Сахалинской области и Республике Коми, где организованные преступные сообщества возглавляли  сами главы регионов. 
В таких случаях независимые антикоррупционеры становятся почти единственными, кто может донести в федеральный центр объективную информацию  о коррупционном произволе и беззаконии в регионах.
В своей работе правозащитники и гражданские активисты становятся полноправными субъектами Государственной антикоррупционной политики России и принимают посильное участие в реализации Национального плана противодействия коррупции.
Они активно осуществляют полномочия, делегированные им государством и профессиональными сообществами, в статусе аккредитованных Министерством юстиции РФ антикоррупционных экспертов, членов общественно-консультативных советов, частных детективов, участников ассоциаций и объединений антикоррупционной и правозащитной направленности. 
Они работают с населением, представляют правоохранительным органам информацию о коррупционных  правонарушениях, занимаются сбором и отработкой оперативной информации, осуществляют широкий спектр экспертной и информационно-аналитической работы.
В целом они являются связующим звеном между рядовыми гражданами и правоохранительными органами.
Так как в некоторых случаях граждане опасаются обращаться напрямую в правоохранительные органы, опасаясь утечки информации, неоднозначной правовой оценки материалов и давления.
Однако, их общественно значимой антикоррупционной деятельности противодействуют коррумпированные чиновники, правоохранители и судьи, необоснованно привлекая их к уголовной ответственности и фальсифицируя уголовные дела по различным основаниям.
Неопределенность дефиниций данной статьи дает значительные возможности для незаконного привлечения правозащитников и гражданских активистов к уголовной ответственности.
Поэтому возникает необходимость исключения возможности произвольного, необоснованного и неправомерного привлечения к ответственности по статье 282 УК РФ независимых антикоррупционеров и правозащитников, принимающих посильное участие в реализации Государственной антикоррупционной политики России и Национального плана противодействия коррупции.
Вместе с тем это не приведет к возникновению возможности безнаказанного распространения недостоверной унижающей чье-либо достоинство информации. В законодательстве достаточно инструментов по привлечению к ответственности распространителей недостоверной и ложной информации.
Лица, кто считает себя необоснованно униженными, имеют право привлечь виновных по статье 306 за ложный донос, а также за клевету и оскорбление. В рамках гражданского законодательства есть возможность подать иски в защиту чести и достоинства. Также можно воспользоваться мерами административного законодательства.

В целях устранения выявленных коррупциогенных факторов предлагается:
1.) дополнить статью примечанием  следующего содержания:
«Примечание. 
Действия, содержащие признаки преступления, предусмотренные настоящей статьей, и совершенные лицом, осуществляющим деятельность правозащитной или антикоррупционной направленности, в ходе осуществления противодействия коррупционным правонарушениям, совершенных сотрудниками органов государственной власти, правоохранительных органов и судьями, путем информирования населения и иного распространения сведений об инициированных им делах на стадии осуществления проверочных мероприятий, предварительного расследования, судебного рассмотрения, не образуют состава преступления и не могут быть основанием для возбуждения уголовного дела в отношении него».
2.) выражение «какой-либо социальной группе» конкретизировать, то есть указать конкретные и однозначно понимаемые группы населения, объединенные по определенным признакам.

Приложение
Обоснование  предложенных рекомендаций    


 Приложение

Обоснование  предложенных рекомендаций

Меры по изменению статьи 282 УК РФ предлагаются в целях исключения возможности произвольного, необоснованного и неправомерного привлечения независимых антикоррупционеров и правозащитников за свою деятельность по борьбе с коррупцией и защите прав граждан, в том числе за свою работу по реализации Государственной антикоррупционной политики России и Национального плана противодействия коррупции.

Для обоснования рекомендаций приведем краткое описание Дела по незаконному уголовному преследованию депутата Курской областной думы, журналиста, правозащитника и антикоррупционера Ли О.С. по статье 282 УК РФ в 2016 году.
Дело было возбуждено 31 марта 2016 года. Далее 4 октября 2016 года дело закрыто из-за отсутствия состава преступлений.
Это типичный пример незаконного преследования регионального антикоррупционера со стороны заинтересованных лиц.
В связи с повышенной общественной значимостью дела Ли наша организация провела правовую экспертизу, в результате которой выявлена незаконность возбуждения уголовного дела.

Можно ознакомиться со следующими документами по делу.
1. Правовая экспертиза дела по незаконному уголовному преследованию депутата Курской областной думы Ольги Ли по статье 282 УК РФ от 31 августа 2016 года
2. Обращение по делу в адрес органов государственной власти
3. Информационная статья по делу
4. Постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Ли от 31.03.2016г.
5. Постановление о прекращении уголовного преследования в отношении Ли от 04.10.2016г.

На протяжении длительного времени  Ольга Ли осуществляла деятельность по противодействию коррупции в Курской области.  Однако, часть ее обращений не рассматривались должным образом.
В связи с бездействием правоохранительных органов по ряду заявлений о коррупционных правонарушениях в Курской области Ольга Ли обратилась к Президенту РФ, как гаранту конституционных прав граждан, с обращением принять соответствующие меры. Однако, получила отписку.   
В связи с этим Ли выступила с видеообращением к Президенту РФ с требованием принять меры по реализации законных прав граждан.
Она затронула ключевую проблему российского государства – отказ уполномоченных органов от рассмотрения по существу обращений граждан по фактам нарушений прав в виде предоставления немотивированных и необоснованных отписок. Такими формальными действиями прикрывается бездействие и ненадлежащее выполнение сотрудниками правоохранительных органов своих обязанностей.
В России отсутствует эффективная система рассмотрения обращений граждан и устранения нарушений, допущенных органами государственной власти, правоохранительными и судебными органами.
Механизм рассмотрения обращение граждан таков, что в большинстве случаев сообщения о коррупции на региональном уровне возвращаются на тот же уровень, то есть фактически к тем же коррупционерам.
Однако, вместо принятия мер на Ольгу Ли возбудили уголовное дело по части 1 статьи 282 УК РФ.
Ситуация сложилась таким образом, что за выполнение своих депутатских обязанностей по обеспечению законности и правопорядка, а также реализацию журналистских и гражданских прав Ли привлекли к ответственности.
В результате правовой экспертизы был сделан вывод о незаконности и необоснованности возбуждения уголовного дела в отношении Ли ввиду отсутствия достаточных оснований, неправильного применения оценочных признаков, множественных нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального законов. 
Выявлены 2 основных нарушения, повлекшие неправильную уголовно-правовую квалификацию действий Ли:
1.Необоснованность утверждения Следственного управления Следственного комитета РФ по Курской области о том, что «обвинения в совершении особо тяжких преступлений в адрес сотрудников прокуратуры, судей» направлены на «возбуждение ненависти и вражды к деятельности  должностных лиц» по причине непроведения проверки сообщений о коррупционных правонарушениях и неустановления достоверности или недостоверности представленных сведений;
2.Постановка перед экспертом-лингвистом без юридического образования вопросов с явным обвинительным уклоном, содержащих диспозицию статьи  282 УК РФ и в случае положительного ответа на которые происходит однозначная квалификация деяний под данную статью, в нарушение рекомендаций постановления Пленума  Верховного Суда  РФ от 28 июня 2011г. N11.
Таким образом, недобросовестные сотрудники правоохранительных органов могут привлечь к уголовной ответственности любого человека за его высказывания, содержащие объективную критику и достоверные сведения о правонарушениях, путем:
- отказа от должного рассмотрения сообщений о коррупционных правонарушениях;
- постановки перед экспертом-лингвистом без юридического образования вопросов с явным обвинительным уклоном о наличии в высказываниях возбуждения ненависти, вражды и унижения достоинства группы лиц по признакам принадлежности к социальной группе, в которых содержится диспозиция статьи 282 УК РФ.
Предвзятая оценка фактических обстоятельств дела и множественные нарушения правовых норм позволяет предположить умышленность действий сотрудников правоохранительных органов по инициации незаконного уголовного преследования Ли путем фальсификации уголовного дела на основе использования искаженных фактических данных и неправильной квалификации деяний.
С учетом антикоррупционной специфики деятельности Ли ряд коррумпированных чиновников, правоохранителей и судей Курской области испытывали к ней негативное  отношение и были, напрямую, заинтересованы в возбуждении уголовного дела в ее отношении.
Можно предположить, что Ли столкнулась с действующим на территории Курской области организованным преступным сообществом, состоящим из чиновников, правоохранителей и судей.
Дело Ли имеет повышенную общественную значимость в связи с повсеместным распространением коррупции в России, а также с неэффективностью деятельности и бездействием уполномоченных правоохранительных органов РФ.

Также отсутствие в законодательстве раскрытия сущностного содержания термина «социальная группа» повышает вероятность злоупотреблений  со стороны представителей правоохранительных и судебных органов. 
В настоящее время данная статья, часто, используется для политически мотивированного подавления представителей независимых институтов гражданского общества и противодействия деятельности субъектов антикоррупционной политики со стороны коррумпированных чиновников, правоохранителей и судей.
Ввиду применения оценочных признаков и отсутствия однозначного толкования термина «социальная группа» статья 282 УК РФ стала универсальным средством подавления политической оппозиции и противодействия субъектам, ведущим антикоррупционную деятельность.
Унижение достоинства личности представляет собой, прежде всего, отрицательную оценку личности, а не результатов деятельности.
В большинстве случаев в своих материалах независимые антикоррупционеры высказывают субъективное оценочное суждение о представителях государственных, правоохранительных и судебных органов в контексте не оценки личности, а оценки результатов деятельности на основе анализа имеющихся документов, на основании которых они направляют обращения в правоохранительные органы.
Поэтому нельзя однозначно утверждать, что они унижают достоинство чиновников, правоохранителей и судей, пока их сообщения не проверены должным образом и не установлена их недостоверность.   

На основании вышеизложенного в целях исключения возможности произвольного, необоснованного и неправомерного привлечения к ответственности по статье 282 УК РФ независимых антикоррупционеров и правозащитников, принимающих посильное участие в реализации Государственной антикоррупционной политики России и Национального плана противодействия коррупции,
необходимо:
1.) дополнить статью примечанием  следующего содержания:
«Примечание. 
Действия, содержащие признаки преступления, предусмотренные настоящей статьей, и совершенные лицом, осуществляющим деятельность правозащитной или антикоррупционной направленности, в ходе осуществления противодействия коррупционным правонарушениям, совершенных сотрудниками органов государственной власти, правоохранительных органов и судьями, путем информирования населения и иного распространения сведений об инициированных им делах на стадии осуществления проверочных мероприятий, предварительного расследования, судебного рассмотрения, не образуют состава преступления и не могут быть основанием для возбуждения уголовного дела в отношении него».
2.) выражение «какой-либо социальной группе» конкретизировать, то есть указать конкретные и однозначно понимаемые группы населения, объединенные по определенным признакам.

Комментариев нет:

Отправить комментарий